Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

the real face

Non-fiction.

Сева вспоминает анекдот и решает его рассказать.

Лица собравшихся отмечаются печатью несчастья и безысходности. В пустыне ночь, февраль, маленький костёр, только что раздали ужин, в метре от костра невыносимо холодно, сбегать есть в палатку стрёмно, прерывать Севу не по-товарищески, остаётся слушать.
Общим языком является иврит, если честно, - английский, но Сева, сорокадвухлетний человек из Петах-Тиквы, владеет ивритом, чем сильно гордится, в совершенстве, а английским только для отдыха в Болгарии, поэтому интересами двух наших друзей из Швейцарии пренебрегает по умолчанию. Они слушают его внимательнее всех.
Сева начинает анекдот с того, что в Красной армии был один генерал, который потом утонул в реке, но спохватывается, что этого недостаточно, и даёт краткий очерк истории гражданской войны. В очерке одновременно фигурируют "большевиким", "коммунистим" и, что особенно пугает слушателей, "красные". Каждый раз, когда Сева произносит это слово, лица собравшихся становятся отсутствующими, как бы не слышащими этой расистской оценки. По ходу Сева, не опасаясь упустить внимание аудитории, делает небольшие паузы на приём пищи: ужин в феврале очень быстро остывает. Суммарная продолжительность анекдота увеличивается на время каждой паузы.

Collapse )

the real face

(no subject)

Это уже вот-вот.


В воскресенье Александр Хургин должен приземлиться в Бен-Гурионе, в четверг он выступает в Иерусалимском музее природы. Это единственное выступление Александра Зиновьевича в Израиле, ехать придётся отовсюду, кому-то издалека, а он и сам прилетел аж из Хемница (это теперь опять тот город, который при историческом материализме был Карл-Маркс-Штадт).

Хургин стал печататься в конце 80-х. Это, кто помнит, было самое трудное время запомниться читателю, который следил за журнальными публикациями Булгакова и Платонова, подпиской на Солженицына и репортажами с Девятнадцатой партконференции и Съезда Советов.
Многие, даже и раскручиваемые тогда, новые авторы не удержались в поле зрения, сгинули, имена их, может и вспомним, а тексты вряд ли.
Хургин с самого начался показался крепким писателем, не на один день, таким и оказался: его читали все девяностые и читаем по сей день, четвертое десятилетие пошло. Лучшие критики сказали о нем нехарактерно нежные слова (zB: Андрей Немзер: "повесть Александра Хургина "Дверь" мне не просто нравится, но даже очень. Как и предшествующая ей "Страна Австралия"."). Предисловие к первому сборнику Хургина собирался незадолго до смерти написать Довлатов.

В аннотации "Лишней десятки" - книжечки в 48 страниц из библиотечки «Огонька» - проза Хургина определяется "Зощенко без веселья". Веселья у Хургина правда маловато, люди в его повестях и рассказах живут невесёлой жизнью в невесёлых обстоятельствах, а юмора много.
Это юмор сострадания, мы все так немного умеем, но у Хургина получается особенно: хорошо и в меру.
Он вообще человек меры: время социальных сетей поставило писателя перед нежданным вызовом: стать лицом лицу со своим читателем (и с нечитателем тоже), разговаривать с ним без посредника и не потеряться в этом общении, не изболтаться, не испошлиться, не заискивать и не высокомерничать. У многих (ох, у многих), по выражению Твардовского, "темечко не выдержало". А Хургин, с которым мы в ЖЖ и ФБ второе десятилетие разговариваем, оказался на уровне: сдержанный, резкий, терпимый, саркастичный. Удовольствие разговаривать. Как и читать. Как и слушать.

Слушать (и разговаривать) Хургина будем в полседьмого 18-го октября. Это четверг. Иерусалим, Мошава Германит, Могилевер, 6, бесплатно, без записи. И стоянка перед Иерусалимским музеем природы бесплатная, "консерваториум" на ней не построили.

Вот страничка встречи: https://www.facebook.com/events/325224531564907/

the real face

(no subject)

Сева вспоминает анекдот и решает его рассказать.
Лица собравшихся отмечаются печатью несчастья и безысходности. В пустыне ночь, февраль, маленький костёр, только что раздали ужин, в метре от костра невыносимо холодно, сбегать есть в палатку стрёмно, прерывать Севу не по-товарищески, остаётся слушать.
Общим языком является иврит, если честно, - английский, но Сева, сорокадвухлетний человек из Петах-Тиквы, владеет ивритом, чем сильно гордится, в совершенстве, а английским только для отдыха в Болгарии, поэтому интересами двух наших друзей из Швейцарии пренебрегает по умолчанию. Они слушают его внимательнее всех.
Collapse )
the real face

Что смешного

  Смешная история должна быть смешной.
А не чтобы в конце объяснять: "Мы все так ржали!".
Ещё она должна быть неожиданно смешной, но это уже к качеству.  А если несмешная, лучше вообще не рассказывать. Вообще, молчать облагораживает.

У меня есть история, которая всегда вызывает взрыв смеха, а почему, я не знаю. Я её вообще не считаю смешной, про неё не помню и рассказываю к случаю, чаще в серьёзных ситуациях. И всегда удивляюсь эффекту.

Вот такая:

Мы были на втором курсе, ко мне зашёл друг и мы куда-то пошли.
 Идём по городу, он говорит: - А я научился животом волну делать.

Поднял футболку и стал мускулы гонять.
 Прилетела пчела и ужалила его в живот.


Всё.

Главное, всегда не просто смеются, а ржут, до слёз.
Ничего не понимаю,
the real face

(no subject)

  ...Майор сделал паузу. Чуть приподнялся над столом. Затем слегка возвысил голос:

— Мы рассчитываем на вашу сознательность. Хотя вы человек довольно легкомысленный. Сведения, которые мы имеем о вас, более чем противоречивы. Конкретно — бытовая неразборчивость, пьянка, сомнительные анекдоты…

Мне захотелось спросить — что же тут противоречивого? Но я сдержался.

Довлатов. Чемодан.

Человек он был своеобразный. Родом из Свердловска.

Там же.

добро победит!

(no subject)

  Есть такой старозаветный анекдот:
"Командир полка поспорил с начальником штаба. По какому вопросу, неважно. В качестве рефери выбрали замполита. Он выслушал командира и подвел итог: "Командир, вы правы". Выслушал начальника штаба - резюме то же: "Вы правы!" Вмешался присутствовавший секретарь парткома: "Как же так? И командир прав, и начальник штаба прав. Так не бывает!" Замполит подвел итог: "И вы тоже правы!"

Александр Лебедь.
За державу обидно.

Точно, есть такой старозаветный анекдот
Ну, не совсем такой
Секретарь парткома там не присутствует.

не пройти

Конец, Света.

 Слава Дадунаев, представитель небольшого всемирно известного восточного народа, заходил поздним вечером на отрядную кухню, там девчонки из абитуры и наказанный за очередную вольность я чистили свежую картошку. Останавливался у двери, щёлкал выключателем и говорил: 
 - Один грузин из Баку приехал в гостиницу и снял себе номер. И говорит девушке на этаже: - А можно, я буду в номере спать со светом? Девушка говорит: - Конечно, можно. - Спасибо вам большое. Света, заходи.
 Мы умирали со смеху. У Славы был акцент, у грузина из Баку другой, а у девушки третий. 
 Слава наслаждался эффектом, потом серьёзнел лицом и говорил:
 - К присутствующим здесь Светам рассказанный анекдот отношения не имеет.

Как мы его любили!
Большая удача

Правильно