Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

the real face

(no subject)

Пушкинские слова - в активе памяти, в силу их афористичной точности, безусловно ("сладостное внимание женщин, почти единственная цель наших усилий" - как подметил, а!), но, кажется, главное - они элемент основы, каркаса, опоры повседневного поведения, если получается.

Вот две из школы вообще, на оценку учили: "И не оспоривай глупца" и "Как с вашим сердцем и умом быть чувства мелкого рабом?" - всплывут вовремя в сознании и от столького уберегут, всегда есть с чем сравнить.

Спасибо, Александр Сергеевич, жалко, что Вас застрелили, мы Вас каждый день вспоминаем.
the real face

ВЕХА ПЛАНОВОЙ ЭКОНОМИКИ.

По дороге в Вену на встречу с Кеннеди Хрущев остановился у братских товарищей под Братиславой и рассказал собравшимся как идут дела.

В "Записи беседы Н. С. Хрущева с руководящими деятелями ЦК КПЧ", хранящейся в Центральном госархиве (Прага), между делом сообщается:

"У нас определенные затруднения в снабжении мясом, говорит далее т. Хрущев.
Collapse )
the real face

(no subject)

Записал это случайно, между делом, просто вспомнил на ходу и чтобы снова не забыть, два года назад,фэйсбук напомнил.
Тогда получился неожиданный резонанс, наперепощивали и на бумаге наперепечатывали (в рубрике "Нам пишут", в том числе, кому я писал?). Ну и ладно, главное, не пропало.
Была комичная боковая тема: а скажите, а кто профессор, а как его фамилия, а где он выступал, а если не говорите, значит, всё выдумали. Не без хамства, как водится.
Имя профессора не хочется называть потому, что его рассказ приводится по памяти. Окажется, что приписал нечаянно не тот оборот - не ровён час, иск схлопочешь. Или профессор обидится.
А выдумать и получше можно было.

Collapse )

the real face

(no subject)

Профессор по Ближнему Востоку рассказывал на конференции в Тель-Авиве.

Когда Израиль объявил об уходе из Газы, международное сообщество страшно воодушевилось и создало, как обычно, кучу органов, форумов и комитетов. И вот, говорит, сижу я на самой авторитетной комиссии по будущему сектора и все там наперебой обсуждают, как в Газе без евреев будет процветать экономика. Типа, все дадут денег, ООН, ЕЭС, ОПЕК, братские арабские и мусульманские страны, просто инвесторы, уз оккупации и вызванных ею коррупции, клановости, косности и мошенничества не будет, и экономика палестинского народа рванёт за облака. И начинают спорить, это же первые умы, что Газа сделает со всем этим изобилием. Один говорит: разовьёт промышленность. Вот здесь будет второй Манчестер, здесь Чикаго, а здесь, не знаю, Детройт. Все на него руками замахали, какой Манчестер, какая промышленность, это позапрошлый век, здесь будет финансовое сердце мусульманского мира, новый Франкфурт. Или арабская Силиконовая долина. Или мы вообще шаблонно мыслим, тут будет такое новое процветание, которое нам ещё в голову не может прийти.

Я их слушаю, ничего не говорю, меня как эксперта по востоку позвали, а здесь экономика, что я понимаю. Но совсем не участвовать неудобно, скажут, зажал свой взнос в общую копилку, я дождался, когда они на секунду примолкли, пытаются представить, как именно прекрасно будет в Газе, и говорю:
- А вот смотрите. Сейчас из Газы пускают ракеты по Израилю вот отсюда и они долетают вот досюда. А когда Израиль выведет войска, смогут пускать вот отсюда и они будут долетать вот сюда. Вот что с этим делать?

Они все задумались сразу, на карту смотрят, соображают, молчат. Минуту молчат, две, мне даже неудобно, сорвал экономическую дискуссию. Потом главный, самый умный, суперспециалист по мировым делам, вскочил, повернулся к карте, потом к нам, обхватил вот так голову руками (через лицо, локти над бровями, кисти на темечке - Е. К.)
Collapse )
не пройти

Имя колы

Уходишь, приходишь, а мир тоже не стоит на месте.
Прачечная и парикмахерская переехали.
Выбрали папу, министр финансов уже совсем не тот.
Под окном уложили новую плитку, уложились в весну, молодцы.

Ну и общественная жизнь, понятно.
 Пришёл в знакомую контору, залез в холодильник, взял колу, задумался, упёрся взглядом. А на коле надпись: "Даниэль". Встряхнулся, некрасиво, даниэлеву банку потырил… Но, вроде, нет в конторе Даниэлей и, вообще, уровень не тот, чтобы еду в холодильнике надписывать. И не надпись это, а заводская печать по металлу, технология ЮВи, кто в теме. С рекордно низким интервалом снова полез в холодильник. Там ещё банок восемь и все, как тайфуны, проименованы. Обратился за разъяснениями.

Оказывается, рекламная акция. Кола с человеческим именем. Просто так, без продолжения – прикольно искать свою банку, а фирме – привлечение внимания к продукции.
- А "Евгений Ефимович" есть? – спросил чисто для поддержания темы и уловил, что заржали немного скованно.

Оказалось, сюжет.
Фирма отобрала для банок (и бутылок) 70 распространённых в Израиле имён и запустила кампанию. И тут же получила прямого: почему ни одного арабского имени?!
Арабы ездят по дорогам с щитами кампании; покупают колу в еврейских и смешанных населённых пунктах; в магазины арабских городов и сёл привозят колу, жаждущие тянут руки к напитку, а на нём – еврейское имя!
"Оскорбление пятой части населения" – это я уже в главной экономической газете прочитал.

Израильский филиал фирмы, разработавший и проводящий кампанию, указывает на решение шведского филиала. Там оказались от идеи писать на коле "Мухаммад", боясь, что это может спровоцировать беспорядки. И правда, помогло.
Кроме того, фирма в разных секторах по-разному строит свою маркетинговую политику. Например, в арабском секторе в дни, когда на банках печатали еврейские имена, каждые 48 часов разыгрывали по автомобилю.

Тут я залип. Если Ахмад купил банку с надписью "Юваль" и выиграл "Тойоту", ему хорошо или плохо? И лучше или хуже, чем Ювалю, который просто купил банку с надписью "Юваль" и всё?
 

Плюс параллельный сюжет.
Из семидесяти имён на банках, родных - два. "Борис" и "Таня". Сектор, сравнимый по объёму с арабским и честно пьющий напитки странных цветов, ни имён на банке не обрёл, ни автомобиля раз в два дня. Экономическому изданию девушка Марина пеняла: "Могли добавить Сашу, Ирину, ещё имён". Но это на иврите, а община, видимо, в это время обижалась на что-то другое и дискриминацию на возвратной таре оставила без внимания.


Грамотным потребительским поведением, понятно, было ездить за колой в арабский сектор: имя, имя еврейское, а лотерея – лотерея арабская. Уверен, люди с реально аналитическим складом ума так и делали.
the real face

Вторая Петрушка

  Сегодня по десятому каналу - "Дело русского шпиона".

Анонсируют так: "Амнон Леви расскажет неправдоподобную историю русского шпиона, которого КГБ внедрил сорок лет назад на важный пост в Израиле и который до сих пор там".
  В рекламном ролике говорится, что агент Р. прибыл в страну в качестве репатрианта, через офисы ключевых бизнесменов и финансистов сумел непредставимыми путями запускать процессы(?), его контакт с Клинбергом стал причиной провала последнего.

 Симпатичная деталь: для наблюдения за 
Клинбергом ШАБАК снял квартиру на улице Ласков.
 Найти квартиру на съём в этом районе ШАБАКу, может, под силу и сейчас. Но месячная плата...
together

что я слышал про дело Шалита


  Эуд Яари, руководитель арабского отдела новостей Второго канала ТВ,   в ноябре 2010  отвечал на вопрос об освобождении Шалита:
 
 - Я говорил Карен Гольдвассер (жене захваченного Хизбаллой военного): "- Дело сдвинется с мёртвой точки только когда силы в Ливане придут к соглашению." Так и получилось. И родителям Шалита, когда спрашивают, а я не лезу к ним в советчики, говорю: - До договора ФАТХ-ХАМАС Гилада не вернут.
 

 В конце мая 2011 публично спорили два бывших высших руководителя ШАБАКа. Первый, бывший когда-то заместителем второго, говорил:
 - Как раньше жил Ахмед Джабари? (Джабари – военный лидер ХАМАСа в Газе - sinli). Раньше Ахмед Джабари головы не мог поднять. Из подвала в подвал ползал Ахмед, с чердака на чердак перепрятывался. И знал, Израиль его ищет, и есть за что.
  А как сейчас живёт Ахмед Джабари? Путешествует по миру, ночует в отелях, летает первым классом.
Хорошо Ахмеду Джабари сейчас.
Потому что у него Гилад Шалит.
  Зачем Ахмеду Джабари отдавать Гилада Шалита? Снова перебежками по ночам, знать, что в любой момент накроют?
Не нужно это Ахмеду Джабари. Не отдаст он Гилада, как мы не прогибайся.
 
  Второй, бывший когда-то начальником первого, отвечал:
  - Со всеми можно договариваться. Всегда можно найти выход. У всех есть интересы и слабые места.
 
  Первый тогда удивлялся:
  - И когда? Почему вожди ХАМАСа путешествуют за границу, когда Гилад в плену? Почему палестинцы получают в израильских тюрьмах высшее образование, пока он не может? Почему его мучителям лучше, чем ему?
 
 
В те же дни (конец мая) Ронен Бергман, автор книги о истории израильских пленных, рассказывал:
  - ХАМАС и не может отступить.
В начале переговоров генерал египетской разведки предложил: Израиль отпустит 450 палестинцев, получит Шалита, отпустит ещё 500. Пусть Израиль назовёт этих 450, начнём разговарить. Офер Декель (представитель Ольмерта) сказал: «Пусть сами выбирают». Почему сказал, объяснить тогда не мог и сейчас не может.
ХАМАС выбрал, естественно, не то, что с кровью на руках – в крови по шею.
Этот список сделку и запер: Израиль не может освободить, ХАМАС не может отказаться.


В начале лета Гай Бехор (арабист, институт междисциплинарных исследований в Герцлии) говорил:

  - Восстания и бунты происходят в экономически удачные годы. Токвиль говорил: на сытый желудок. Годы трёх последних арабских восстаний в наших краях – 1936, 1987, 2000 – годы подъёма экономики.
Спрашиваете, почему сейчас нет интифады (10%-ный рост палестинской экономики)? Потому что больше десяти тысяч тех, кто мог бы её возглавить – в тюрьмах. И это ответ на вопрос о цене освобождения Гилада Шалита.
 


the real face

карьерные взлеты и падения

 На пятом курсе, зимой, кажется, техничка настучала коменданту, что в аудитории на шестом пьют и он раздул историю. Все были с нашего курса, один из группы, Игорь Тимофеевич. Он был комсорг, не потому, что хотел, а кто-то должен, попросили его.

У нас был плохой опыт. Трёх наших однокурсников годом раньше исключили из комсомола (на общем собрании, факультетский секретарь упала в обморок) и, как следствие, из университета. И тогда ещё не было антиалкогольной кампании.

 Действовать надо было быстро. После лекции по теории органического синтеза я предложил провести комсомольское собрание по переизбранию комсорга. Вести собрание я предложил себя. Я предложил  освободить Игоря Тимофеевича от обязанностей комсорга группы 404. После голосования я предложил избрать комсоргом группы 404 меня. После избрания я предложил утвердить зачитанную мной резолюцию о поведении Игоря Тимофеевича. После утверждения я предложил закрыть собрание. После закрытия собрания я предложил всем сейчас же сдать мне комсомольские взносы до конца семестра, чтобы я больше об этом ничего не знал.
 
 Через два дня было совместное заседание ученого совета факультета и комсомольского актива. Комсорги групп  401 и 403 рассказали, как им надоели горькие пьяницы и что они не знают, что с ними делать.  
Когда вызвали комсорга-404, доцент кафедры полимеров громко спросила: "А "sinli что здесь делает?". "- Я комсорг, Анна Суворовна", сказал я по дороге на трибуну. Доцент заржала. 

Текст резолюции имел успех. Было как на защите курсовых.
Удачные формулы повторяли:
"Группа отмечает в поведении И.Т. тенденцию к моральной деградации",
"Считаем, что естественным и наиболее действенным путём возвращения И.Т. в человеческое общество является комплексное и концентрирование влияние на него комсомольского коллектива группы"...

 Секретарь партбюро, видя во мне личного врага и не желая публичного противостояния, не стал требовать общего комсомольского собрания (а может, не хотел изначально, он строил карьеру и шум мог ему помешать) и угроза исключения и отчисления ушла.
Через неделю у деканата вывесили объявление о комсомольских и административных выговорах. Я поймал замдекана и спросил, закончилась ли история. Он сказал, что закончилась. После лекции по теории органического синтеза я предложил провести комсомольское собрание по переизбранию комсорга. Меня освободили от обязанностей, Игоря Тимофеевича избрали комсоргом группы. После собрания он поблагодарил меня за то, что ему не нужно собирать взносы до конца семестра.




Шин Самех

(no subject)


А Каддафи встанет и скажет:
 
- Да вы чего?
Сейчас собрались выяснять, не нарушал ли я прав человека?!
Да вы где раньше были!
Я сорок лет у власти, во все организации взносы плачу и только сейчас?!
А если я уже давно нарушаю и никто мне не говорил?
Да вы куда смотрели всё это время? Да если бы мне вовремя сказали, я давно бы уже порядок навёл!
Как так можно! А если прямо сейчас кто-то нарушает, а вы ему не подсказываете? Вы вообще чего?