Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

the real face

(no subject)

- У меня одна створка на балконе была открыта, застеклённом, и ко мне вор залез. А я специально проснулась, чтобы фильм посмотреть, иностранный, я его один раз пропустила, а потом его ночью показывали. И слышу шум какой-то на балконе. А у меня была собака ротвейлер, я её разбудила и мы пошли на балкон. А он как раз перелезал. У меня палки были специальные для гимнастики, я тогда гимнастику делала, и я сразу ему палками по голове надавала и вызвала полицию. Что меня очень неприятно поразило, он в полиции был как свой, с ментами на ты и пересмеиваются, и они ко мне, зачем заявление писать, ничего же не пропало и никто не пострадал, а ты его по голове побила. Но я всё равно заявила и номер записала. Collapse )
добро победит!

Мастера отклика

Вместе со всем советским народом, мы, мастера футбола киевского Динамо“, скорбим о безвременной кончине выдающегося деятеля коммунистической партии и Советского государства Андрея Александровича Жданова. Скорбная весть застала нас в Куйбышеве и воспринята нами как большое народное горе. Слишком уж тяжела утрата. ("Большое горе". "Советский спорт". 1948. 4 сентября). *

* Не сам нашёл, Тименчик приводит в осповатовском festschrift.

Вот, три предложения, а объёмная же встаёт картина!
Приехали мастера футбола из Киева в Куйбышев. Может, на игру, а может на сборы. Или плёсами любоваться. Сентябрь, золотая пора.
И тут скорбная весть.
Мастера футбола в оценках не сомневаясь, сразу восприняли весть как большое народное горе. Но насколько сложнее переносить утрату, когда ты не дома! В Киеве спортсмены бы, конечно, справились лучше. Накрыли бы стол, позвали соседей, рассказали бы о Жданове детям и племянникам. Глядишь, и полегчало бы. А в Куйбышеве, хоть и родная страна, а чувство не то. Не то, слишком уж тяжела утрата.
Потому и написали  мастера футбола в "Советский спорт".

Или ещё пример, совсем из наших дней:
Не комментирую. Нет слов. (LiveJournal. 2013).

Даже два предложения.
Картина нисколько не меньше напряженная.
Человек сейчас не комментирует. Не потому, что не считает важным. Совсем нет. Просто у него нет слов. Были бы слова – обязательно бы комментировал, не сомневайтесь. Но, поскольку сейчас слов нет, не комментирует. Но, понимая, что его комментарий важен, его ждут, в нём нуждаются, не заставляет нас волноваться, а сообщает:
Не комментирую. Нет слов.

Спасибо тебе, человечище.
together

(no subject)

Профессиональный принцип очень простой: ­копить наблюдения и делиться ими. Футбол, и вообще любая игра, подчиняется закону Паскаля. Знаете такой? Он простой: давление распространяется равномерно во все точки пространства. На эту тему и поговорка есть: где тонко, там и рвется. Вот принцип любой игры — выяснить, где у соперника тонко, и там порвать. Во всяком случае, с этого места начиная. Ком­ментируя, ты следишь за нащупыванием этого места. Разбираешься, где оно. Очень жизненное умение, кстати.

Отсюда .
the real face

Гайдамак и Леваев, Берл Лазар и Путин - Латынина.

9 января 2013 года на стадионе им. Ахмат-хаджи Кадырова в Грозном можно было наблюдать изумительную картину: играли грозненский «Терек» и иерусалимский «Бейтар». Еврейские футболисты, надобно сказать, несколько мандражировали перед поездкой в Чечню: а ну как тамошнее население накостыляет сионистам по шее? Но все было выше всяких похвал: футболисты были объявлены личными гостями Рамзана Кадырова, обласканы и осыпаны подарками.

Что привело «Бейтар» в Грозный?

Владелец «Бейтара» — франко-российско-израильский бизнесмен и знакомый всех разведок мира Аркадий Гайдамак. Гайдамак уехал из России в Израиль в 1973 году, но вскоре перебрался во Францию, где открыл переводческое бюро, а в 80-х развернулся во всю ширь, поставляя — по мнению французских обвинителей — вместе с сыном Миттерана оружие властям Анголы.

В 2000-м Франция стала расследовать деятельность Гайдамака, у него начались трудности, и, когда благодарное ангольское правительство пожаловало Гайдамака лицензией на экспорт алмазов, — Гайдамак привез в Анголу алмазного короля Льва Леваева, которого с ним познакомил бывший глава МОССАДа. Официально алмазами занимался Леваев, а секретно Гайдамак и Леваев заключили соглашение о том, что бизнес этот — 50 на 50.

Ну а поскольку соглашение было суперсекретным, то подписали его в единственном экземпляре и вручили на сохранение главному раввину России Берл Лазару. В большом конверте.

Леваев, разумеется, не заплатил Гайдамаку ни цента. Гайдамак бросился к Берл Лазару. «Конверт? Какой конверт?» — спросил Берл Лазар. Да, был конверт, но он, Берл Лазар, давно его потерял, потому что думал, что ничего важного там нет.

В 2010-м Гайдамак подал в Лондонский суд, а в 2011-м зачем-то поехал в Анголу, где местные бастрыкины, ласково глядя ему в глаза, порекомендовали подписать мировую с Леваевым, и даже обещали, что сразу по подписании Леваев заплатит столько-то денег, а если не подпишет, — ну как вам сказать… это же Ангола. Это не какая-нибудь цивилизованная Чечня. Гайдамак, разумеется, подписал. Денег он, разумеется, не получил, а лондонским своим адвокатам о мировой сказать постеснялся.

И вот картина маслом: судья Джефри Вос признает, что соглашение было (о чем свидетельствовал в Лондоне присутствовавший при его подписании высокопоставленный моссадовец Ави Даган), но тут судье предъявляют мировую. И летом прошлого года судья отказывает Гайдамаку в иске, признав наличие соглашения.

Короче: через неделю после матча «Бейтара» с «Тереком» Гайдамак подал иск уже в Израиле — на Берл Лазара. Иск об ущербе от невнимательности Берл Лазара, якобы потерявшего якобы ненужный конверт. И теперь вы понимаете, почему «Бейтар» поехал в Грозный? Правильно! Если «Бейтар» сыграет в Грозном, то Кадыров попросит Путина, чтобы тот попросил Берл Лазара вспомнить, что было в конверте.
the real face

НОВОСТИ СПОРТА

ВОТ УЖЕ ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ НЕ ВЫСЫЛАЕТ НАМ ФОТОГРАФИИ ИННА ЛИВШИЦ.
ЭТО ЛУЧШИЙ РЕЗУЛЬТАТ СЕЗОНА ДЛЯ ЗАКРЫТЫХ ПОМЕЩЕНИЙ.
the real face

Именно сегодня.