Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

the real face

(no subject)

Закончилась пресс-конференция, премьер, министр обороны, начальник генштаба и начальник контрразведки встали из-за стола, попрощались друг с другом и перед тем, как разойтись, каждый аккуратно поставил свой стул на место. Есть в этом что-то внушающее уверенность.
the real face

(no subject)

Семь лет, как нет Яковлева.

На зимние на пятом я уехал к другу в Москву.
Близкому другу, любимому. Он и сейчас там.

Вечером на неделе друг зашёл к однокурснику-"афганцу", взял удостоверение ("Ребята никуда не ходят, только пьют и учатся..").
В кассе Вахтанговского поверх очереди засунул в окошко (гребец, руки длиннющие): - Скажите, я имею право?!
Кассирша, не вглядываясь в фото, продала два билета. Из брони, на хорошие места.

"Три возраста Казановы". Тоска смертная. У поэтов между "Маскарадом" и "Мрамором" пьесы редко получались. А это, ещё хуже, была собственная композиция Евгения Симонова по «Приключению» и «Фениксу».
Вышли с ощущением, что Яковлев до лета не протянет.
Двигался еле-еле, ходил вообще с трудом, шамкал, забывал, что хочет сказать.
Ночью с "афганцами" выпили за его здоровье, хотя надежд, конечно, почти не было.

Collapse )

the real face

ХОРОШАЯ КАРИКАТУРА.

Пятьдесят лет назад умер Насер.
Сентябрь 1970-го был для него тяжёлым.

Первого числа арабские братья из Демократического фронта освобождения Палестины попытались убить своего арабского брата короля Иордании Хусейна, давшего им гостеприимный приют.
Хусейн остался жив, но очень расстроился и, когда на той же неделе арабские братья из другого, Народного, фронта освобождения Палестины стали сажать на бетонные полосы королевства угнанные из Европы самолёты с заложниками, приказал свои самолётам вместе с танками обстреливать и бомбить лагеря мирных арабских беженцев. Иорданские самолёты вместе с танками обстреливали и бомбили лагеря мирных арабских беженцев 72 часа без перерыва, безжалостному сионистскому агрессору такое и во сне не снилось.
Поддерживаемые египетскими братьями, которых поддерживал братский Советский Союз, палестинские братья вступили везде, где могли, в войну с братской армией гостеприимно приютившей их Иордании, но очень быстро стали эту войну проигрывать, потому что Иордания оказалась богаче танками и самолётами и щедрее на танковые снаряды и авиационные бомбы.

Тогда на помощь палестинским братьям против иорданских братьев приехали сирийские братья. Король Хусейн, которого сирийские братья забыли спросить, можно ли им заезжать на 300 танках в Иорданию, кажется, на минуту разочаровался в арабском единстве и призвал на помощь колониальные и империалистические Британию и Америку. Три авианосца Шестого флота США взяли курс к югу от Крита. Израиль, у которого были свои пожелания в связи с перспективой организации за Иорданом Фатахлэнда, придвинул войска к северной границе и совершил показательные облеты сирийских танковых колонн. В Сирии общую идею уловили и, видимо, пожалели 300 танков, потому что танки развернулись и поехали домой, но доехали так далеко далеко не все, потому что иорданские танки и артиллерия гостеприимно обстреливали уходящих сирийских братьев всю дорогу до границы.

(через три года, в войну Судного дня, когда Сирия напала на спасший Иорданию в сентябре 1970-го Израиль, Хусейн направил в поддержку сирийцам войска, и так получилось, что те самые части, которые бились друг против друга в 70-м, стали воевать плечом к плечу. Потому что борьба с сионистским врагом выше всего)

Collapse )
the real face

(no subject)

Напоминание.

В субботу 6 октября 1973 года в Израиле началась война, которую назвали потом войной Судного дня. В 2 часа дня загудела сирена. После этого несколько мгновений была полная тишина. Изо всех, раскрытых из-за жары окон, прозвучали позывные "Коль Исраель".

Дежурный диктор, которого звали Хаим Тадмон, вальяжный мужчина средних лет, с густым голосом ленивого соблазнителя, сказал: "Сегодня в районе 2-х часов дня подразделения армий Египта и Сирии напали на израильские позиции на севере и юге. Наши части, расположенные на границах, ведут с противником тяжелые бои по всем линиям фронтов...".

Тут же все пришло в движение, заторопились мужчины, спеша из синагог, мамы стали собирать детей с улицы, появились машины. В доме напротив в окнах стали видны мужчины разных лет, которые собирали вещи в рюкзаки - это был дом кадровых военных. Там жила семья, в которой в ту жуткую войну погиб отец и двое сыновей.


На улице я встретил товарища, который сказал мне: "Марик, все будет в порядке, два-три дня и их не будет. Два -три дня, запомни...". Утром отец пошел в супер в торговом центре в конце улицы и вернувшись удивленно сказал: "Очередей нет, соль и спички лежат свободно, хлеб свежий, странно все и непонятно".


На призывном пункте напротив рынка Махане Иеуда в 6 утра уже была очередь, составленная из ортодоксов, репатриантов и странных мужчин известного типа, куривших в кулак и смотревших сквозь собеседника. Вышел тучный майор и устало сказал: "Все, расходимся, никого не берем, хватит еще на вас войн, где вы раньше были?". Мужик рядом со мной усмехнулся и сказал: "Известно где мы были". Потом посмотрел на меня и добавил: "Где-где, в Караганде были".


В той войне было несколько важных событий, которые запомнились навсегда. Белое от волнения лицо министра обороны Даяна, например, на другой день после начала войны. Слова премьер-министра Голды Меир в Кнессете, произнесенные низким голосом с американским акцентом: ".. наши подразделения действуют на западном берегу Суэцкого канала и продвигаются в сторону городов Суэц и Александрия".


И как в черно-белом телевизоре мы увидели, приземляющиеся один за другим огромные самолеты американских ВВС, которые везли боеприпасы Израилю, потому что они закончились к 10 дню боев, такой силы была та война.


Президент Никсон, матерщинник и, по слухам, антисемит, приказал после звонка Голды Меир переправить с арсеналов военных баз в Европе оружие в еврейскую страну. Американских летчиков встречали с цветами, которые им вручали солдатки ВВС ЦАХАЛа в светлой форме. И те, удивленные, смущенно принимали цветы... И, конечно, первые сообщения о потерях. Я запомнил эту цифру - 625 погибших. Это было через неделю примерно или дней 10. И мой раненый в Синае товарищ, который так уверенно говорил мне "два-три дня "и их не будет". И я ему верил.

"Мало радости во всем этом, если честно", говорил он, передвигая белого слона в обожаемой им Сицилианской защите и отпивая коньяка из глубокой рюмки.


И новость об окруженных египетских армиях, 2-й и третьей, которым израильтяне подвозили воду, еду и одеяла, чтобы им не было холодно, не дай Бог...


И, конечно, развернутую газету "Красная звезда" с центральным материалом, на котором были клубы дыма и огромный заголовок: "Хайфа в огне, израильтяне бегут по всем фронтам от победоносных сирийских и египетских войск"...И фото пузатого еврея с лысиной и брюхом, который неловко наступая, бежал неизвестно куда, размазывая слезы по смуглому обезумевшему лицу с кривым горбатым носом и оттопыренными ушами, со словами "Гвалт, гвалт, спасите". Кажется этого мужчину звали Михоэлс, его убили, если быть точным, за 25 лет до этого в Минске. Он был актером и режиссером Еврейского театра. Но правда никого не интересовала и не интересует в истории войн и народов. Кроме самих этих народов.

Марк Зайчик

the real face

годовщина начала Шестидневной сегодня

Вот большая часть большой статьи, которая должна быть дописана для одного толстого иерусалимского журнала. В ней обсуждается одна загадка и ставится один вопрос.

...Утром седьмого июня 67-го, третьего дня из шести, в новом кнессете на подземном этаже совещались. Члены правительства обсуждали важный вопрос: надо брать Старый Город или не надо. Мнения были разные, аргументы тем более, к выработке единого подхода двигались постепенно.

Зашёл министр обороны, дискуссию остановили, чтобы спросить у Моше, что слышно на фронтах.

Collapse )

the real face

(no subject)

Совпало, готовлю к публикации в одном толстом иерусалимском журнале историю, а там один из ключевых моментов - как раз эти часы.

Я прошлым летом начал писать для журнала про Старый город в Шестидневную, нашёл очень интересные вопросы и аспекты, просто увлёкся, и когда уже сделал три четверти, что называется - наткнулся, счастливо изумился, почувствовал себя Андрониковым и стал писать совсем другую историю. Которую уже и написал, вот, готовлю к публикации (не получается ещё сразу набело), соответствующее место - уже сегодня:

Collapse )
the real face

(no subject)

Марк Зайчик.
Довлатов и несколько вопросов, касающихся нашего происхождения.

Началась эта история в начале 90-х годов, а точнее в феврале 1992 года, когда я, уже находясь в тяжелом нынешнем весе, в очередной раз пришел на службу резервистов в местную армию. Меня перевели в новую часть, и я в плохом состоянии духа и тела забрался в палатку с полученным обмундированием, где начал переодеваться. Мое личное на один летний месяц автоматическое американское ружье стояло возле, прислоненное к столбу.
На кровати у закатанного противоположного входа в палатку лежал на спине мой старый знакомый из нашей прежней части и, щуря полное лицо, читал какую-то книгу. Он поприветствовал меня. Его звали Семен Цуриэль, за 35 лет до этого знойного мая он приехал в Израиль с родителями из Вильнюса через Польшу. Был такой период в жизни советских людей Моисеевой, как говорится, веры, когда их, если они в прошлом родились в Польше, выпускали к Владиславу Гомулке для воссоединения с семьями, а Гомулка не без национал-большевистского удовольствия разрешал панам попасть в Палестину, которая уже десять лет как называлась Израилем.
Я удивился, увидев этого человека читающим. За любым другим действием, кроме этого, мне было его заметить привычнее.
Этот человек, Семен, или Шимон, как его звали все, был, мягко говоря, очень далек от чтения книг. Это был 40-летний, хорошо сложенный человек, замечательный автомеханик, в меру доброжелательный, общительный и внешне несколько вульгарный. В гражданской жизни он любил на досуге ходить с шелковым в цветочек шарфиком на шее, утверждая, что шелк успокаивает его нервную систему. «И вообще это красиво», — добавлял он, и я не возражал ему, потому что возражать было нечего. Шарфик Шимон носил с 16 лет. «Первый мне подарила одноклассница, у нас была любовь», — как-то сказал он.
В армию он ходил с удовольствием, потому что отдыхал за этот месяц от своего тяжелого 12-часового ежедневного физического труда. Этим он отличался от многих резервистов, которые в столь позднем, стремительно приближающемся к пожилому возрасте служить не хотели, ссылаясь на болезни, финансовое неблагополучие и намеченные заранее поездки за рубеж. А он никогда ни на что не жаловался, а, наоборот, с удовольствием вскакивал в половине четвертого утра в наряд. И надо было видеть и слышать, как он шумно умывался во временной умывальне со стенами из асбеста, брился и обхлопывал щеки дорогим американским одеколоном «Интернити».
Он был надежный товарищ, покладистый человек, разумный и сдержанный солдат. Но чтение... Так, газета там, журнальчик...
Мы поговорили немного, пока я одевался, складывал одеяла и поролоновый матрас в брезенте, перебирал автомат, протирал его, подгонял пояс и так далее. Иногда я слышал, как он улыбался в разговоре.
— Что читаешь, Шимон? — поинтересовался я.

Collapse )

Встреча с Марком Зайчиком в Хайфе будет 24 сентября:

https://www.facebook.com/events/521595398650024/

the real face

(no subject)

"...если бы Сохнут всем потенциальным репатриантам обстоятельно и правдиво рассказывал истинное положение вещей. О том, что у нас стреляют. Забрасывают ракетами города"

из газет

Магнитогорск. Февральский вечер, сорок два градуса мороза. Семья Лыковых возвращается с концерта инструментальной музыки в городском саду. У входа во двор к Лыковым обращается с вопросом пара хорошо одетых мужчин среднего возраста:
- Здравствуйте, мы из Сохнута. Скажите, вы хотите уехать в Израиль?
- А где это?
- За границей. Там очень тепло.

Collapse )

the real face

(no subject)

Истории про случавшееся в "Кинг Дэвиде", пообещанные

[в посте начала месяца,]

https://sinli.livejournal.com/540796.html

я все, которые знал, сразу, как пообещал, записал. А почему сразу не опубликовал - потому что они все про политиков, а сейчас, вроде, не время, потащат во всякие агитации - и пропадут истории. А получилось - и так пропадают, раз не опубликованы.

Истории про политиков потому, что "Кинг Дэвид" такое место. Его строили с расчётом на уровень: чтобы Черчилль с женой могли там гостить (и с другом, лордом Мойном, тоже не последний на Ближнем востоке человек), Хайм Вайцман с шейхами Трансиордании встречаться, мэр Нашашиби каждый день приводить в порядок свою прическу у гостиничного парикмахера, а сам эмир Трансиордании Абдалла быть спокойным за качество ухода, получаемого в "Кинг Дэвиде" и конями его, и верблюдами. Ещё в "Кинг Дэвиде" на постоянной основе сидели мандатные службы, власти старались арендовать помещения в еврейских и арабских гостиницах равномерно.

Само собой, отель служил местом общественных и правительственных мероприятий.
Вплоть до заключительного: все сотрудники главного секретариата правительства и штаба армии оставили свои кабинеты в "Кинг Дэвиде" и отправились к выезду из города в половине восьмого утра 14 мая 1948-го.

Collapse )