sinli (sinli) wrote,
sinli
sinli

Category:
Ну, разместишь к случаю фото 50-х, там присягнувшее правительство идёт пешком представляться президенту, и снова, как в первый раз, с недоумением читаешь комментарии про то, какие прекрасные раньше были времена и люди, не то, что теперь. А в остальное время читаешь себе книги, статьи, документы и слушаешь лекции про то, какие прекрасные раньше были времена и люди, и недоумеваешь, насколько много те люди в те времена занимались враньём, вымогательством, разводиловом и, простят нас по недосмотру читающие это дети, прямым кидаловом.
Никогда не удобно рассказывать такое про политиков-госдеятелей, чьи портреты висят в кабинете истории, в каждый момент существует какая-то прямая актуальная ассоциация, а с другой стороны, так и получается, что "вот при Голде", "вот при Бен-Гурионе", "вот при Бегине" и "бывали хуже времена, но не было подлей".

К примеру, "Всю дорогу", автобиография Ицхака Навона. Навон фигура третьестепенная, ничем, кроме стремления занимать высокие посты, на политическом и государственном поприщах не прославился. Был начальником канцелярии Бен-Гуриона; когда Бен-Гурион подал в отставку и создал оппозиционную партию, присоединился к нему и попал в кнессет; когда в партии решили вернуться в коалицию, вернулся с партией.

В 72-м освободилось место председателя Кнессета, Навон решил его занять.
Руководство партии выдвинуло другую кандидатуру - своего генсека Исраэля Йешаяху-Шараби. У дверей зала, в котором проходило партголосование, стоял глава фракции и напоминал каждому, что фамилию кандидата от руководства надо обводить кружком ("Эллипс тоже зачтётся" - ответил Абба Эвен, и счётная комиссия обнаружила в одном из бюллетеней эллипс вокруг правильной фамилии). Кандидатура от партруководства победила в партголосовании, позже Йешаяху-Шараби был избран председателем Кнессета.

У Навона был случай спросить стоявшего за этим делом депутата Авраама Офера: "Почему вам было так важно поддержать Йешаяху?", Офер сказал: "Всё очень просто. Йешаяху был генсек партии, это место понадобилось для другого человека, нужно было убрать Йешаяху с места. Выбросить его нельзя, так решили, что пусть будет председателем Кнессета. Это не было против тебя, это была старая заготовка, а тут время подошло".

("другим человеком" был Аарон Ядлин, муж племянницы бывшего премьера, Шарета, и дальней родственницы будущего, Рабина. Рабин позже назначил его министром просвещения.
И сам Офер стал министром в правительстве Рабина, был обвинён в коррупции и застрелился)

В следующем году освобождалось место президента Израиля и Навон решил его занять. В этот раз он решил сначала узнать, чего хочет руководство партии. Связался с членом знаменитого "кооператива" министром финансов Сапиром, тот пообещал не вмешиваться. Запросил мнения главного члена "кооператива" Голды, она была тогда премьером, Голда передала через секретаря, что не будет вмешиваться.

(державшую ключевые позиции в партии Труда группу Голда Меир - Пинхас Сапир - Залман Аран называли "кооператив". И ещё странным словом "тройка", его мало кто понимал)

Навон решил, что баллотироваться можно, и позвонил другому потенциальному кандидату, специалисту в синтезе простых полимеров аминокислот профессору Эфраиму Качальскому, Качальский сказал, что прямо сейчас вылетает в Америку, ему там приготовили лабораторию, баллотироваться не собирается, в президентстве не заинтересован. Два других партпретендента, бывший начгенштаба и бывший гендир мининдела, лично сказали Навону, что тоже не будут баллотироваться.
Навон решил, что поддержка партии, а значит, и избрание, ему обещаны и гарантированы, и объявил, что выставляет свою кандидатуру на пост президента Израиля. На следующий день к нему домой пришёл ставший уже генсеком Аарон Ядлин и сказал: "Голда предлагает тебе не баллотироваться. Кандидат в президенты - Качальский". Навон сказал, что ни за что не снимет кандидатуру.
Когда профессор Качальский к голосованию за кандидата партии в президенты прилетел в Израиль, Голда встречала его в порту, честь, которую премьер оказывает уже избранному президенту. В партии поняли идею и проголосовали за Качальского, который вскоре стал президентом Израиля Кациром.

Навон, конечно, потом узнал, что случилось: к пообещавшей не вмешиваться Голде пришли министры Алон и Галили и сказали, что если Навона изберут президентом, он поручит формировать правительство не тебе, а Даяну, они из одной фракции, ты этого хотела бы? Голда прониклась угрозой, решила вмешаться, позвонила Качальскому в Нью-Йорк и убедила его выставить кандидатуру, гарантировав активную поддержку всего руководства партии.

Через пять лет срок Кацира закончился, на второй он не собирался, и Навон снова решил стать президентом. Шёл 78-й, обижавшие Навона Голда и Рабин уже потерпели фиаско, у власти в родной партии стоял старый товарищ Шимон Перес, что многое обещало, только сама партия не была больше у власти, премьером был Бегин и у него была своя кандидатура - профессор Шавэ, специалист по разделению изотопов.

Навон понимал, что против правящей коалиции, даже с поддержкой арабских и части религиозных партий, у него нет шансов. Но правящая коалиция тоже не была едина, Навон узнал, что если он снимет кандидатуру, либералы, одна из противостоящих Бегину фракций его блока, выдвинут против Шавэ Элимелаха Рималта.

Навон увидел в этом свой шанс, Рималт был старый недруг Бегина и говорил, что рад стать президентом хотя бы на день, только чтобы увидеть, как Бегин ему кланяется и говорит: "Господин президент". Навон спросил Рималта, что он будет делать, если Навон снимет свою кандидатуру, Рималт сказал: "выдвину свою", Навон сообщил прессе, что снимает, Рималт выдвинул. Партии Навон плана открывать не стал, сказал, что не видит шансов победить, вот и отказался от борьбы.

Расчёт был на то, что МАФДАЛ, часть правящей коалиции, ни за что не проголосует за избрание президентом консервативного раввина, которым, кроме прочего, был Рималт. Так и вышло, руководство МАФДАЛ пообещало Навону свои голоса в случае, если он снова решит баллотироваться. За Рималта как за антибегинского кандидата собрались голосовать все, кто собирался за Навона и ещё либералы, Бегин посчитал шансы Шавэ и предложил ему во избежание публичного поражения снять кандидатуру. Что Шавэ и сделал.

Навон перешел к следующему пункту плана: он позвонил Рималту и сказал, что снова выставляет кандидатуру. Рималт, старый волк в политике, тоже посчитал голоса (он знал, какие из поддерживавших его партий с возвращением Навона в президентскую гонку вернутся к Навону, и понимал, что голосов МАФДАЛ у него никогда не будет) и через час после объявления Навона объявил, что свою кандидатуру снимает. Навон остался единственным претендентом, был избран, провёл в президентском дворце пять лет, потом хотел стать премьер-министром от родной партии, но крепкие политики Перес и Рабин показали ему, какая бывает серьёзная конкуренция, он согласился на место министра иностранных дел, которое впрочем, ему тоже не дали, оно понадобилось Эзеру Вайцману, который тоже его не получил, потому что оно понадобилось Ицхаку Шамиру.

Воспоминания Навона вышли уже в новом веке и не вызвали особого внимания, незначительная роль и случайное место автора в истории не были секретом ни в какие годы. Сюжеты проявленного им и продемонстрированного ему политического и человеческого цинизма занимают в книге немного места и не вызывают у Навона особых эмоций: вот, так дела делались в старые добрые времена...
Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ПРЕКРАЩЕНИЕ ОГНЯ - НЕ ПРОСТОЕ ПРЕКРАЩЕНЬЕ.

    В начале апреля 82-го Англия с Аргентиной начали войну на Фолклендских островах. Совет Безопасности ООН сразу же, естественно, принял резолюцию,…

  • (no subject)

    И все отметили , что маститые вирусологи прямо на глазах стали маститыми военно - международными обозревателями . Не…

  • (no subject)

    Близкие знакомые из Галилеи переслали в пятницу днём пост (поставил в верхний коммент), говорят, вот, что у нас происходит, в прессе про это ни…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment